Блог Всеволода Степаницкого

Previous Entry Share Next Entry
ГЛАДКО БЫЛО НА БУМАГЕ, ДА ЗАБЫЛИ ПРО ОВРАГИ
v_stepanitskiy

  3 мая 2017 года на официальном сайте Минприроды России была размещена немаловажная новость:

Обращаю внимание на ключевые слова:
«Работа центра позволит реализовать соответствующий приоритетный проект «Дикая природа России: сохранить и увидеть», разработанный Минприроды России.»
Действительно, утвержденный в  апреле  паспорт  Приоритетного проекта «Дикая природа России: сохранить и увидеть» предусматривает, в частности, и создание в срок до 30 апреля с.г. методологического центр развития заповедных территорий (уж так он назван в паспорте проекта), который  должен взять на себя ряд организационно-технических функций по реализации проекта. Судя по всему, в качестве такового и рассматривается  созданный «Информационно-аналитический центр поддержки заповедного дела».
                      


      

Необходимо отметить, что, по большому счету, идея создания соответствующего методического подразделения выдвигалась по меньшей мере еще 15 лет назад. Вот извлечение из брошюры:

Под редакцией Е.А.Шварца. Издано WWF России, М., 2002, с.30-31:

"5. Создать в системе Государственной службы особо охраняемых природных территорий вспомогательное координационно-методическое подразделение – Государственный центр координации и организации научно-исследовательской, просветительской, туристической, учебной, проектно-изыскательской и информационно-аналитической деятельности, обеспечивающий в том числе тесное взаимодействие с профильными академическими и отраслевыми научно-исследовательскими учреждениями, вузами и природоохранными неправительственными организациями.».

В дальнейшем эта идея нашла отражение и  в программных ведомственных и государственных документах, важнейший из которых – Концепция развития системы особо охраняемых природных территорий на период до 2020 года, утвержденная распоряжением Правительства РФ от 22 декабря 2011 г. № 2322 –р.  В разделе 3  этой Концепции сказано:

     «В целях совершенствования государственного управления системой особо охраняемых природных территорий необходимо:
создать на базе федеральных государственных учреждений, находящихся в ведении Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации, центр координации и организации научно-исследовательской, просветительской, эколого-туристической, учебной, проектно-изыскательской и информационно-аналитической деятельности в сфере особо охраняемых природных территорий».
После утверждения данной Концепции первая попытка создания подобного Центра предпринята в 2012 году, на базе объединяемых ВНИИприроды и Федерального учреждения «Центрохотконтроль». Изданный по Министерству приказ был отменен через 2 недели (начальство решило, что все же не треба).
Новое интенсивное обсуждение этого вопроса началось в прошлом году, речь шла о создании такого Центра (в той или иной форме) на базе ФГБУ «Центрохотконтроль» (как-никак, это все же бывший знаменитый  ЦНИЛ Главохоты). Все обсуждения касались именно этого варианта, но к моему немалому изумлению, вернувшись в середине марта из отпуска, я узнал, что принято принципиально иное, прямо таки соломоново решение. Это решение  в дальнейшем и воплотилось  в жизнь, о чем и было поведано 3 мая в официальном сообщении Минприроды России. Но, сообщение это слегка отдает глянцем. Потому как для понимания сути принятого решения, кроме громких и правильных слов, неплохо бы продемонстрировать принятые документы. А про них в сообщении ни слова. А они есть. Да вот они:

Таким образом:
- было в Ичалковском районе Мордовии ФГБУ (федеральное государственное бюджетное учреждение) «Национальный парк «Смольный», которое и осуществляло управление национальным парком «Смольный» (как особо охраняемой природной территорией – ООПТ);
- приказ об утверждении Устава «ФГБУ «Национальный парк «Смольный» отменен;
- это учреждение переименовано и утвержден новый Устав;
- согласно новому  Уставу местонахождение учреждения – город Москва;
- теперь целью деятельности Учреждения является информационно-аналитическое обеспечение Минприроды России в соответствующей сфере;
- то есть полномочий по управлению национальным парком «Смольный» (включая, к примеру, выполнение надзорных функций, охрану лесов от пожаров и т.д.)  у этого учреждения больше нет.
А у кого же тогда такие полномочия есть? Кто теперь должен охранять национальный парк «Смольный»?
А есть такая структура!

 

Вообще-то вопрос о создании Объединенной дирекции Мордовского заповедника и национального парка «Смольный» обсуждался и готовился задолго до этих майских дней, он полностью был поддержан руководством Мордовского заповедника – речь ведь шла о реорганизации ФГБУ «Нацпарк «Смольный»» путем присоединения к ФГБУ «Мордовский заповедник». Речь шла о том, что бы поднять управление нацпарком «Смольный» на более высокий уровень. Такой, который на сегодняшний день имеет место быть в Мордовском заповеднике.

В 2010 году в Мордовский заповедник был назначен новый директор. Ручин Александр Борисович. Молодой, тихий, скромный, ранее на руководящей работе не состоявший. И на тебе – оказался руководитель с большой буквы, трудоголик, креативщик, созидатель, способный сформировать  вокруг себя команду единомышленников, при этом – масштабный хозяйственник (что значит – никогда не поздно найти свое призвание в жизни). А вообще-то хозяйственник Ручин по жизни – доктор биологических наук и до заповедного директорства был доцентом на биофаке Мордовского госуниверситета, занимаясь преподавательской и научной работой.
К 2010 году Мордовский заповедник «был в руинах». Ручин с командой его поднял.









И очень хотелось сделать такой же рывок и в развитии национального парка «Смольный».
Технически же процесс реорганизации путем присоединения одного учреждения к другому давно отработан.

Но, как говорил персонаж фильма «Семнадцать мгновений весны» - что-то у них там не сложилось. В итоге:
- никакого учреждения к ФГБУ «Мордовский заповедник» присоединять не стали;
- приказом объявили, что отныне полномочия по управлению ООПТ - национальным парком «Смольный» осуществляет ФГБУ «Заповедная Мордовия» (ранее именуемое «Мордовский заповедник»);
- это же ФГБУ, согласно утвержденному новому Уставу,  осуществляет, в частности, на территории национального парка «Смольный» выполнение надзорных функций, охрану лесов от пожаров и т.д.;
- новый Устав этого ФГБУ предусматривает, что учреждение имеет филиал в Ичалковском районе Республики Мордовия.

Вроде, все правильно, вроде как ничего не забыли.   Хотя… . Как кричала дама, бежавшая вслед за поручиком Ржевским – «Поручик, поручик, а как же деньги?».
А дополнительные деньги кто-нибудь «Заповедной Мордовии» на охрану национального парка «Смольный» довел?
А в госзадание изменение этому учреждению  кто-то внес?
А вообще-то по нынешним временам внести изменение в госзадание ФГБУ и довести ему дополнительные деньги – это, как, делается быстро и просто (риторический вопрос, адресованный тем, кто сталкивался с этим на практике)?  
А подготовительную работу в этой части кто-нибудь провел?


Рис. с сайта old.lomolenobl.ru

Это – косяк. И для его купирования коллегам из Минприроды надо в спешном порядке и засучивши рукава – «арбайтен-арбайтен -унд арбайтен!». Иначе благое намерение в виде создания Информационно-аналитического центра может стать шагом не к совершенствованию государственного управления системой ООПТ, а к его дальнейшему коллапсу (а ведь утвержденная в 2011 году правительственная Концепция предусматривает все же обратное).

      Да, ясен перец, подразумевается что в процессе «освобождения» бывшего ФГБУ «Нацпарк «Смольный» от работников (не в Москву же они поедут аналитикой заниматься, в «Заповедную Мордовию» начнут они трудоустраиваться) эти работники до увольнения из «Информационно-аналитического центра» будут выполнять прежние обязанности, патрулировать, пресекать, тушить. Подразумевается (надеюсь), что в этот период ГСМ для патрулирования будет оплачиваться «Информцентром» и никакие финансово-надзорные органы препятствий ставить не будут – мол, все для дела, все понимаем… . Но! Не ровен час, к примеру - полыхнет в нацпарке лесной пожар (как полыхала Мордовия в 2010 году), глянем в окошко, погода-то какая славная – теплынь. С начала года в нацпарках и заповедниках Поволжья уже зафиксировано 6 пожаров (потушили, все под контролем), в т.ч. 1- в нацпарке «Смольный». А если полыхнет масштабно – с кого будет спрос – с «Информационно-аналитического центра» в Москве или с «Заповедной Мордовии»? И что скажет тогда ее директор – что ему никто не довел для этого денежных средств? Ну скажет, ну так и запишут в протоколе допроса.

В азарте реформаторских шагов очень важно не «подставлять» работающих на земле профессионалов – их и без того достаточно мало.

Перед уходом из Министерства я поделился с директором Департамента госполитики и регулирования в сфере охраны окружающей среды своими опасениями по планируемому «мордовскому» варианту создания Информационно-аналитического центра и предложил другие варианты, более быстрые в организационном плане, менее затратные в финансовом отношении (что существенно, благо на создание этого Центра никаких дополнительных бюджетных ассигнований не предусмотрено – все за счет имеющихся объемов финансирования федеральной системы ООПТи, главное, не связанные с риском дезорганизации успешно работающих природоохранных учреждений. Директор меня внимательно выслушал, но, как вижу, особо не озадачился. А напрасно – при вводе слона в посудную лавку лишняя осмотрительность не помешает (даже, если на этом слоне привезли новую посуду).

Хотя, если мои опасения не подтвердятся и «Заповедная Мордовия», профинансированная в полном объеме, заработает в полную силу (а таковая у них есть) – я буду просто счастлив. Ведь для счастья человеку нужно не так уж и много.

И последнее. Подобный «методологический центр» - существенный элемент в деле управления системой ООПТ. Вон, в Службе национальных парков США их – аж несколько, с различным функционалом (не дадут соврать заповедные люди – Сергей Тархов и Елена Флегонтовна, были с ними 24 года назад в таком центре в Харперс-Ферри). Но это составляющая сама по себе – не панацея от низкоэффективного управления, она не даст должного эффекта, если не будет привязана к сильному, специализированному управленческому подразделению в структуре соответствующего федерального органа власти. Говорили это 15 лет назад, повторю и сейчас. Иначе – решительных успехов не предвидится. Не при каких обстоятельствах. Я так думаю.


  • 1
Спасибо за интересный материал.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account