Блог Всеволода Степаницкого

Previous Entry Share Next Entry
ПОЧЕМУ Я ПОКИНУЛ МИНПРИРОДЫ РОССИИ
v_stepanitskiy
    
       Да, это именно так.
      5 апреля я получил в отделе кадров трудовую книжку с записью об увольнении «по собственной инициативе». Такую собственную инициативу за достаточно долгие (ну, увы – не непрерывные) годы службы в центральном аппарате природоохранных ведомств я проявил уже 4-й раз. 14 лет назад в ходе интервью журналу «ЭкоLogos» мне задали вопрос – почему я, время от времени (на тот момент – дважды) уходил с занимаемой должности, и потом снова возвращался? Я ответил, что уходил, потому что становилось невыносимо тошно и возвращался, потому что становилось невыносимо скучно.
    
Вот и теперь вновь стало невыносимо тошно (здесь ключевое слово – «невыносимо»).
     Невыносимо тошно наблюдать набирающие оборот негативные тенденции в сфере государственного управления федеральной системой особо охраняемых природных территорий (ООПТ), которые за последний год стали приобретать признаки коллапса.
      Сегодня более чем очевидно, что Минприроды России не в состоянии:
      обеспечить действенный контроль за деятельностью подведомственных учреждений, осуществляющих управление ООПТ (в результате их руководители в значительной мере «предоставлены сами себе» со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями);
      претворить в жизнь ряд ранее наработанных конструктивных идей и предложений в сфере ООПТ (в т.ч. в области сохранения биоразнообразия, развития научных исследований, экологического мониторинга, экологического просвещения, познавательного туризма);
      наладить систему повышения профессиональной квалификации штатного персонала ООПТ;
      организовать систему методического обеспечения деятельности подведомственных ФГБУ и оказания им консультативной помощи;
      завершить начатую еще 8 лет назад масштабную работу по приданию индивидуальным положениям о федеральных ООПТ статуса полноценных нормативных правовых актов;
      системно решать вопросы создания новых охранных зон заповедников и национальных парков в соответствии с изменившимся законодательством.
       Поэтому невыносимо тошно осознавать, что все мои неоднократные попытки довести до руководства Министерства истинное критическое положение дел в данной сфере и конкретные предложения о путях выхода из создавшейся ситуации не дали результата – от меня отмахивались, как от надоедливой мухи.

       Невыносимо тошно от уродливой организации труда, и в Министерстве в целом, и, разумеется, в самом родимом Департаменте (который занимается и граблями, и кораблями, и бытовыми отходами, и атмосферным воздухом, и защитой собак и кошек, и чем только еще не занимается, включая заповедное дело). Уродливой, поскольку игнорируется необходимость сколь либо концептуальных приоритетов,  уровень планирования откровенно убог,  искусственно раздувается и без того  гипертрофированная переписка, система росписи документов малорациональна, затраты времени на всевозможные внутренние совещания откровенно неадекватны, уровень загруженности сотрудников «бумажными» поручениями граничит с абсурдом. Все движется медленно, важные документы у начальства на столах вылеживаются (знавал я  в начале 80-х одного отставного партократа – зампреда Мособлсовета ВООП, вот тот бы это одобрил, он так и говорил – «документ должен вылежаться).  Мучительно ощущать, что при таком положении твой коэффициент полезного действия не намного больше, чем у паровоза.
    
      Невыносимо тошно осознавать, что на протяжении ряда лет одним из ключевых тормозов на пути развития заповедного дела в стране был необоснованный отказ от создания в структуре Министерства специализированного Департамента, уполномоченного осуществлять управленческие функции в сфере ООПТ. Но в прошедшем году для этого имелись все необходимые условия и предпосылки, причем дополнительные финансы для этого не требовались – от руководства Министерства требовались лишь политическая воля и чувство ответственности за судьбу заповедного дела. Увы, ни того, ни другого так и не нашлось. А вот у других находилось. Например, у министра Н.Н.Воронцова, создавшего 27 лет назад Главное управление заповедного дела в союзном природоохранном ведомстве. И у министра В.И.Данилова-Данильяна, создавшего такой главк в структуре Минприроды России 25 лет назад. И даже у печально известного министра В.Г.Артюхова, создавшего соответствующий Департамент 14 лет назад. Увы, вспоминается В.Высоцкий – «А нынешние как-то проскочили…».
      Создание такого Департамента стало бы не просто рывком в деле территориальной охраны природы. Это стало бы публичной демонстрацией очевидного факта – и заповедное дело в целом, и система федеральных ООПТ в частности, сегодня представляют собой специфическую природоохранную отрасль, требующей государственного управления на новом уровне.
      Это стало бы наглядным признанием того немалого прогресса, которого наша заповедная система все же достигла за 8 последних лет – когда «из руин» поднимались старые заповедники и с нуля создавались новые национальные парки, когда получила хозяина рассыпающаяся сеть федеральных заказников. Когда директорский корпус пополнился плеядой профессионалов, ярких, талантливых и креативных руководителей. Когда на федеральных ООПТ стали реализовываться природоохранные проекты, немыслимые еще несколько лет назад, когда целый ряд заповедников и парков продемонстрировал выдающиеся успехи в деле охраны территории, восстановления популяций редких видов, экологического просвещения, взаимодействия с местным населением, познавательного туризма, организации научных исследований и мониторинга биоты, сохранения культурного наследия. Когда на ООПТ получило развитие волонтерское движение. Когда в практику вошло проведение масштабных семинаров и стажировок для работников заповедников и национальных парков, когда на крупных международных форумах стал слышен голос заповедной России.
       
         Визит-центр Байкальского заповедника. Пожалуй - лучший в системе. Открыт 11 января 2017 г.
        
        15 июля 2016 г. Первый выпуск в природу, на территорию Кавказского заповедника, переднеазиатского леопарда, выращенного в питомнике. Мы шли к  этому 9 лет. 

       Создание такого Департамента, приуроченное к 100-летию созданию первого государственного заповедника, сопровождалось бы всплеском энтузиазма в масштабах заповедной системой. Того самого энтузиазма, за счет гипертрофированной эксплуатации которого и держится федеральная система ООПТ несколько последних десятилетий. Но нынешнее руководство Минприроды России не сумело рационально использовать даже этот, полученный даром, столь мощный (и, увы – исчерпаемый) ресурс.
     Отказ от создания специализированного Департамента -  это не просто глубоко ошибочное решение, упускающее реальную возможность сделать важный шаг на пути развития территориальной охраны природы. Это – удручающая линия федерального природоохранного органа, демонстрирующая безответственность по отношению к вверенной федеральной системе ООПТ. По сути – это акт предательства интересов заповедной системы, именно так он и войдет в историографию отечественного заповедного дела. Я так думаю.
    
     Невыносимо тошно наблюдать, как в родном Министерстве система заповедников и национальных парков начинает все больше восприниматься не как непреходящая ценность, созданная усилиями тысяч людей на протяжении века, а как пожалованный феод. Как ресурс, который можно использовать для личного отдыха и развлекухи, для ритуального упоминания в помпезных докладах высокому начальству, как место демонстрации этому начальству природоохранных достижений – но только не как реализованную столетней практикой сакральную идею, за которую стоит сражаться.
     Во всем мире приезд первых лиц государства в национальный парк рассматривается как важная публичная акция, демонстрирующая поддержку охраны дикой природы. И совершенно очевидно, что такое яркое событие просто необходимо использовать в интересах природоохранного дела.

В 2010 году – исторический визит премьер-министра (ну, год-то 2010) В.Путина в Кроноцкий заповедник. Итог – совещание (рабочее, деловое, с участием профессионалов-практиков) под руководством премьера в Москве
по проблемам развития заповедного дела, принятие важных для заповедной системы решений. Но все это стало возможным только благодаря активной позиции руководства Министерства образца 2010 года.

         Через пару лет – визит в Кроноцкий заповедник Д.Медведева. Итог – увеличение бюджетного финансирования (исключительная заслуга директора заповедника Т.И.Шпиленка, Царство ему небесное и вечная  память). Но в последнее время визиты государственных деятелей на федеральные ООПТ заканчиваются  резанием ленточек и выпуском в природу диковинных животных. Злободневных проблемных вопросов, требующих внимания, поддержки, а зачастую – вмешательства со стороны сильных мира сего (таких вопросов накопилось великое множество) перед ними стараются лишний раз не ставить - вдруг не понравится, лучше уж про достижения… . А ведь так было не всегда.     

          Невыносимо тошно работать и на фоне угнетающей моральной обстановки, когда:

       твои сотрудники (как впрочем и ты), заваленные грудой бумаг и поручений (причем в большинстве – достаточно бессмысленными), не имеют физической возможности заниматься с большой отдачей значимыми вопросами и при этом постоянно ощущают неисполнение ими поставленных задач (и о чем им столь же постоянно напоминают);
       для ключевых фигур в блоке ООПТ нет реальных перспектив служебного роста и люди это видят;
       отсутствуют сколь либо ощутимые и продуманные меры морального стимулирования;
       материальное стимулирование сотрудников отдает келейностью;
       вокруг ряда проблемных вопросов текущей деятельности создается атмосфера истеричности;
          принимаются решения, не отягощенные чувством ответственности за судьбу вверенной федеральной системы ООПТ, сформированной за последнее столетие;
        ощущается пренебрежительное отношение к мнению экспертного сообщества по вопросам устойчивого функционирования федеральной системы ООПТ;
         профессионализм все меньше и меньше рассматривается в качестве определяющего при по подборе и расстановке кадров, в том числе при формировании директорского корпуса заповедников и нацпарков (то ли дело лояльность, личная преданность и ходатайство уважаемых людей).
          И в эту удушливую моральную обстановку гармонично вписалось назначение летом 2016 года нового заместителя Министра, курирующего блок «ООПТ и биоразнообразие», равно как и замена директора Департамента.
      
          Именно в такой атмосфере и пошел отток профессионалов (отнюдь не только экологов, и не только специалистов в сфере охраны дикой природы) из центрального аппарата Министерства еще с прошлого года. Но только в нашем блоке («ООПТ и биоразнообразие») с начала текущего года государеву службу покинули (либо покинут в ближайшие дни):
           2 начальника отдела (В.Тяпайкин и Т.Гришина);
           2 заместителя начальников отделов (М.Федотов и О.Харькова).
           Все эти люди – ключевые специалисты, за их плечами – должный образовательный ценз, высокая квалификация, большой опыт работы, признание и авторитет в профессиональном сообществе.
           Но – в набат новое начальство бить не стало, ограничившись  ухмылками и кулуарными репликами типа «Свято место пусто не бывает» и «Незаменимых нет». Ну и не только этим.
        Ольга Харькова. Человек, на котором держалась львиная доля министерской работы по тематике сохранения биоразнообразия. Трудоголик, равного которому я на аппаратной работе не встречал (а я в центральном аппарате природоохранных министерств и ведомств проработал 23 года, кое-чего помню). На определенном этапе Ольга вдруг вспомнила, что больше всех в колхозе работала лошадь, которая председателем так и не стала. Ценой вопроса оставления Ольги в Департаменте было назначение ее начальником отдела. Цена вопроса – одна ставка начальника отдела. Вердикт начальства - нет никакой возможности. Ольга службу покинула (на начальство это впечатление не произвело – мол, вы там, как-нибудь ее функционал на себя возьмите, да и замену подыскивайте – у нас же таких трудоголиков пруд-пруди). А через несколько дней в штат Департамента ввели новую ставку – да не начальника отдела, а целого замдиректора, шестого по счету (до этого пятеро справлялись), шестого, Карл! И функционал для него придумали, благо человек хороший.  

          
           О.Харькова на международном форуме по вопросам борьбы с незаконной торговлей объектами животного мира. Смотрите, кто ушел!


                Вячеслав Тяпайкин. У нас работал с 2007 года, до этого – несколько лет в отделе ООПТ города Москвы. Опытнейший специалист, работяга.


      Со Славой Тяпайкиным - другом и соратником. 2010 г.

       16 марта Вячеслав написал заявление «по собственной инициативе» (потому как достали). Написал как и положено – за 2 недели, т.е. увольнение – 30 марта. Ясен перец, ни директор Департамента, ни, тем паче, замминистра – не сочли нужным даже поговорить с уходящим от них начальником отдела – может что-то не так, может что-то можно поправить и ты, брат, останешься работать. Ан нет, они сделали совсем другое. Был срочно (
напрягаться ведь пришлось, чтобы сделать это срочно) издан приказ от 16 марта (чтоб именно в день подачи заявления, чтоб знал Тяпайкин, что он на-хрен здесь никому не нужен).
       
           Потому как такая уж кадровая политика – «Умные нам не надобны. Надобны верные».         

          

               А мне при такой кадровой политике опять- таки невыносимо тошно. Понятное дело, как писал Юрий Трифонов – «Время было такое, с времени – и спрашивайте». Правильнее было бы потерпеть, перетерпеть, приноровиться. Прагматичней так было бы, современнее. Только я уж больно не современный. Ископаемый реликт я. Динозавр. Игуанодон.
                                
        Ну, и наконец – я ушел, так как должен кто-то претворять в жизнь Указ Президента России от 1 августа 2015 г. № 392 «О проведении в Российской Федерации Года особо охраняемых природных территорий». Этот Указ и постановил провести этот Год в 2017 году. В преамбуле Указа четко сказано, что он проводится «в целях привлечения внимания общества к вопросам сохранения объектов природного наследия…».  Сказано привлекать внимание – значит надо привлекать. Что и начинаю делать. Как умею и как могу.
         

Так, что коллеги – не судите строго. Стало невыносимо и я ушел. Считайте, что взял отпуск по ранению. 



  ЧЕСТЬ ИМЕЮ!

  • 1

Ё-моё...Всеволод...а кто же работать то будет?????

Всеволод, сочувствую. Пути решения какие-то видишь? Может как при Данилове-Данильяне всем заповедным корпусом откатать открытое обращение к Президенту и Премьер-министру??? Дело-то не шуточное - Система Федеральных ООПТ фактически под угрозой....

Re: Ё-моё...Всеволод...а кто же работать то будет?????

+
и петицию запустить - в год особо охраняемых природных территорий несомненно привлечёт внимание

Я, как душой болеющий гражданин, поддерживаю мысль про открытое обращение!!!! Сделать только это можете только Вы, профессионалы!!! Ну ведь нужно же использовать Все возможности, даже если в них слабо верится?!! ...

ПОЧЕМУ Я ПОКИНУЛ МИНПРИРОДЫ РОССИИ

Это в силах директоров ООПТ (заповедники и национальные парки), но почему-то странное молчание.... Всем и так хорошо, видимо?

Re: Ё-моё...Всеволод...а кто же работать то будет?????

Увы, никто за нас работать не будет. Придется пока, хоть по-волонтерски, но нам...

Re: Ё-моё...Всеволод...а кто же работать то будет?????

На тему что делать (не мне лично, а системно) - думаю...

  • 1
?

Log in